АБСТРАГИРОВАНИЕ ИЗ АБСТРАКЦИЙ. (Часть 5)

Понятие «человек» может быть разделено согласно особым отношениям, например, согласно биологическии отношениям («отец», «сын», «брат»), или официальным отношениям («муж», «жена»), или экономическим отношениям («работодатель», «рабочий») и т.д. Во всех таких случаях характеристики «разумного животного» сохраняются, но объединены со специфическими отношениями.

Некоторые понятия отношений (такие как «официальные» или «экономические») включают понятия сознания. Наибольшее число сложных абстракций (как в отношении к обширной интеграции, так и более узкого подразделения) есть то, что включает сочетание понятий действия с понятиями сознания. (Мы будем обсуждать их в следующей главе).

В данный момент следует указать два вида познавательного содержания абстракций:

1. Образование (или изучение) более общих понятий требует большего знания (то есть более широкого диапазона концептуальных доказательств), чем требовалось любым из составляющих понятий, включенных в категорию. Например, понятие «животное» требует большего знания, чем понятие «человек», так как оно требует знания человека и некоторого еще - других видов. Оно требует достаточных знаний человеческих характеристик и характеристик других животных, чтобы отделить человека от животного и животных от растений и неживых объектов.

В данном контексте существует очень распространенная ошибка - утверждается, что чем шире понятие, тем меньше его познавательное содержание на том основании, что его основной отличительной особенностью являются более обобщенные, чем отличительные, черты, составляющие понятия. Ошибка кроется в предположении, что понятие ничего не содержит, кроме своих отличительных признаков. Но дело в том, что в процессе абстрагирования из абстракций невозможно знать, что такое отличительные признаки, если вы не заметили других признаков включенных единиц и сущностей, из которых они дифференцированы.

Так же как понятие «человек» содержит не только «рациональную способность» (если это сделать, они будут эквивалентны и взаимозаменяемы, чем они не являются), но и включает все характеристики человека, с «рациональной способностью», служащей отличительным признаком и выступающей в ее качестве; так и в случае более общих понятий понятие «животное» не содержит просто «сознание и передвижение», но включает все характеристики всех животных видов с «сознанием и передвижением», служащими отличительной характеристикой. (Мы обсудим это, когда будем говорить об определении.)
Ошибка такого рода возможна, только если предположить, что человек учит понятия, запоминая их определения, то есть на основании эпистемологии попугая. Но мы обучаемся не так. Осознать понятие - это значит осознать и частично проследить процесс, посредством которого оно было создано. Проследить процесс - понять, по крайней мере, некоторые единицы, которые он включает (и таким образом связать понимание понятия с фактами действительности).
Так же как для более обширной интеграции понятий необходимо более экстенсивное знание, так и узкие подразделения понятий нуждаются в более интенсивном знании. Например, понятие «отец» требует больше знания, чем понятие «человек», так как оно требует знаний физиологии человека, его способности репродуцирования и последствий отношения.
2. Образование понятий предоставляет человеку средства идентификации не только объектов, которые он наблюдает, но всех объектов того вида, с которыми он может столкнуться в будущем. Так, когда он сформировал или осознал понятие «человек», он не должен относиться к каждому человеку, встречающемуся на его пути, как к новому явлению, изучение которого нужно начинать с нуля, он идентифицирует его как «человека» и прилагает к нему приобретенное знание (оно оставляет его свободным для изучения частностей, индивидуальных особенностей вновь увиденного человека, то есть измерений в пределах установленных категорий понятия «человек»).
Такой процесс концептуального отождествления (включение нового объекта в соответствующее понятие) подобен тому, когда человек учится говорить, и он становится автоматическим в случае сущностей, данных в перцепционном знании, таких как «человек», «стол», «голубой», «длина» и т.д. Но постепенно процесс становится все более сложным, поскольку понятия «человека» отходят все дальше от непосредственных перцепционных свидетельств и включают сложные комбинации и перекрестные классификации множества более ранних понятий. (Понаблюдаем трудности идентификации определенной политической системы или диагностики редкого заболевания.) В таких случаях знание о том, будет ли (или нет) данный объект отнесен к определенному понятию, не приходит автоматически, но требует новых познавательных усилий.

Таким образом, процесс образования и применения понятий содержит существенную модель двух фундаментальных методов познания: индукции и дедукции.

Процесс отслеживания фактов действительности и обобщение их в понятия есть, в сущности, процесс индукции. Процесс включения примеров в известное понятие является, в сущности, процессом дедукции.