КАРЛ ГУСТАВ ЮНГ

Швейцарский психолог, психиатр и мыслитель Карл Густав Юнг (1875—1961) родился в городе Кесвиль. Его отеи был пастором реформаторской церкви, дед — профессором хирургии в Базельском университете. Вообще в семье Юнгов на протяжении многих поколений почти все мужчины становились либо медиками, либо священниками. Детство и отрочество будущего учёного прошли близ Базеля, у знаменитых рейнских водопадов. С ранних лет мальчик жил в мире духовных тайн и загадок природы. Карл мог часами наслаждаться уединёнными прогулками, ошушая родство с облаками, растениями, камнями, плеском волн... Иначе было с людьми, даже близкими. Хотя Карл любил своих родителей и они любили его, он переживал чувство одиночества из-за невозможности донести до них то, что представлялось ему важным.

Фото ЮнгаСамой любимой книгой мальчика была история религий с изображениями экзотических богов. Его посешали странные видения, сны и фантазии. Сидя на камне, он мог задаваться вопросом: «Кто я? Тот ли, кто сидит на камне, или сам камень, на котором я сижу?». (В IV в. до н. э. даосский мудрец Чжуан Цзы так же размышлял, кто кому снится — он мотыльку или мотылёк ему.) Карлу казалось, что в нём, да и в остальных людях, живут два разных человека. «Один, — вспоминал Юнг, — был сыном моих родителей, он ходил в школу и был глупее, ленивее, неряшливее многих. Другой, напротив, был взрослый, даже старый — скептический, недоверчивый, он удалился от людей. Он был близок природе, земле, солнцу, луне, ему ведомы были все живые существа, но более всего — ночная жизнь и сны...» К пониманию многого из того, что с ним происходило в детстве, Юнг смог приблизиться только в зрелом возрасте, после долгих лет научных изысканий. В школе Карл без труда добивался успехов, однако мало кто из преподавателей находил в нём исключительные дарования. Юношу занимали сложные богословские проблемы, и он запоем читал книги из отцовской библиотеки. В 17 лет в сферу его интересов попали палеонтология, зоология, биология; он начал грезить археологией, увлёкся философией, в частности Шопенгауэром и Кантом. Но родители Карла были небогаты, и ему надлежало избрать профессию, которая в дальнейшем обеспечила бы существование.

Юнг мог учиться только в Базеле, поскольку лишь там имел шанс получить стипендию. В Базельском университете не читали курс по археологии, оставалось определиться между юриспруденцией, теологией и медициной. После долгих сомнений Карл предпочёл последнюю. И вот перед ним «распахнулись золотые ворота университетской учёности». Вскоре его внимание привлекла психиатрия — в то время самая непрестижная и даже презираемая многими область врачебной науки. Именно она оказалась той сферой знания, которую юноша упорно искал, потому что в ней "взаимодействие природы и духа становилось реальностью". После окончания университета Юнг поступил ассистентом в Тюрехскую психиатрическую клинику. Он начал работать пол руководством выдающегося врача Э. Блейлера, заложившего основы исследований шизофрении. Впоследствии Юнг всегла с благодарностью вспоминал о первом учителе. Вторым же считал Пьера Жане (ученика и преемника Жана Мартена Шарко), у него он некоторое время обучался в Париже.

Сначала молодой врач использовал в своей практиеке только технику гипноза, но вскоре разработал совершенно иной метод — словесных ассоциаций. Пациенту предлагался список понятий и предметов, на которые необходимо было сразу же отреагировать любым приходящим на ум словом. Возникающие ассоциаиии, как и задержки ответов, позволяли понять, в чём состоит проблема, й помочь устранить её. В этот период Юнг публикует первые клинические работы и статьи, принёсшие ему международную известность. В 1905 г. он становится главным врачом клиники и начинает преподавать в Цюрихском уни. верситете. К тому времени он уже был женат на Эмме Раушенбах. Она родила ему пятерых детей и всегда оставалась его ближайшим помошником.

Ешё на заре медицинской карьеры Юнг прочитал книгу Зигмунда Фрейда «Толкование сновидений», однако тогда не вполне оценил её. Лишь после нескольких лет работы психотерапевтом учёный вновь вернулся к труду Фрейда и почувствовал, что воззрения основателя психоанализа во многом близки его собственным. В 1906 г. Юнг послал Фрейду письмо и свою только что вышедшую книгу «Исследование словесных ассоциаций». Завязалась оживлённая переписка, а год спустя Фрейд пригласил коллегу к себе в Вену. Встретившись, они проговорили без перерыва 13 часов. Эта бесседа положила начало дружеским отношениям и тесному сотрудничеству. Фрейд полагал, что Юнг идеально подходит для того, чтобы представить психоанализ в мировом научном сообществе. Он воспринимал Юнга как «старшего сына» и будущего лидера психоаналитического направления, нередко называл его своим преемником. Авторитет Фрейда немало способствовал тому, что Юнга избрали первым президентом Международной психоаналитической ассоциации.

Однако «кронпринц» не оправдал возлагавшихся на него надежд. Некоторое время он, по собственному признанию, насколько это возможно, отказывался от своего мнения и подавлял в себе критические мысли. Но долго так продолжаться не могло. Тесные личные и профессиональные отношения двух великих психиатров дали трещину. А в 1913 г. союз окончательно распался. Разрыв ускорила книга Юнга «Метаморфозы и символы либидо», написанная с позиций, сушественно отличающихся от фрейдовских. Фрейд воспринял это как измену психоанализу. С тех пор они больше не встречались.

Еще до разрыва Юнг ушёл из клиники и оставил преподавание. Он решил сосредоточиться на частной врачебной деятельности и научных исследованиях. Благодаря психотерапевтической практике, построенной на анализе и фантазий пациентов, он накапливал богатейший опыт. В результате рождались поразительные догадки и обобщения.

1913 г. у Юнга начался тяжелейший душевный кризис, длившийся несколько лет. Впоследствии сам он определил этот период как «кризис середины жизни». Учёный не мог работать, читать, слышал неведомые голоса; он играл, как ребёнок или бродил по саду, разговаривая с воображаеeмыми собеседниками. Интересно, что Фрейд в том же возрасте пережил нечто подобное. И оба они прибегли к одному способу выхода из кризиса - углубились в область своего бессознательного. Юнг считал, что это было как наваждение. Иногда он думал, что находится на грани помешательства. Но путешествие в бездны психики всё же завершилось благополучно. Критический период оказался одним из самых плодотворных в творческом отношении. Именно тогда у Юнга сформировался новый подход к изучению личности и сложились основные идеи его аналитической психогии. Плоды размышлений были собраны в книге «Психологические типы, или Психология индивидуации» 1921 г.). Оригинальная научная концепция принесла автopy широчайшую известность.

В поисках ключа к тайнам психики Юнг в 20-х гг. обратился к истории человечества, мифологии, религии, древней символике. Он находил ответы на свои вопросы в восточных учениях, алхимической традиции, гностицизме, каббале, обычаях и верованиях первобытных народов. Учёный много путешествовал, некоторое время жил в Северной Америке среди индейцев пуэбло, изучал в Африке особенности сознания племён, не имеюших письменности, посетил Индию и остров Цейлон (ныне Шри-Ланка). Его эрудиция и глубина познаний в том, что связано с эволюцией личности, до сих пор остаются непревзойдёнными.

В середине 40-х гг. здоровье учёного серьёзно ухудшилось. Врачи констатировали инфаркт. Юнгу казалось, что он умирает. Начались видения — о подобном рассказывают многие люди, пережившие клиническую смерть (см. статью «Образы смерти»). Юнг ощушал, что летит в пространстве высоко над землёй. В космосе парил огромный тёмный монолит, в котором отчётливо просматривался вход в какой-то храм. Юнгу грезилось, будто он приблизился к этому входу. «Всё, что было со мною прежде, — всё это сброшено... И всё же что-то оставалось: всё, что я когда-либо пережил или сделал, всё, что со мной случалось, — всё осталось при мне...» Неожиданно появилась уверенность, что в храме его ждут ответы на главные вопросы. Он уже собирался войти, но перед ним появился его доктор и сказал, что Юнг пока не имеет права покинуть Землю и должен вернуться. После этого видение исчезло. Выздоровление ознаменовалось новым творческим подъёмом. Именно в этот период Юнг пишет наиболее значительные работы и высказывает самые оригинальные идеи, В последние десятилетия жизни в распоряжении Юнга оказался уникальный лекционный зал под открытым небом близ озера Лаго-Маджоре. Ежегодно сюда съезжались известные специалисты из разных стран, чтобы представить коллегам новые работы и принять участие в дискуссиях. До глубокой старости Карл Густав Юнг оставался активным исследователем и поражал научной продуктивностью. Лучше всего о своей судьбе сказал, пожалуй, он сам: «Вся моя жизнь — это мой труд, моя духовная работа Одно неотделимо от другого».