Принцип "Здесь и сейчас".

 

Переживая кризис западных ценностей, молодёжь 60-х гг. обратилась к духовным учениям Востока. Они, по крайней мере в представлении молодых людей, были связаны с внутренней реализацией, развитием и ростом личности. Стремительно увеличился интерес к йоге, буддизму, суфизму, индуизму. Учителя с Востока, представлявшие эти классические школы или разработавшие собственные системы духовного самосовершенствования, пользовались огромной популярностью.
 
Некоторые психотерапевты соединили в своих подходах идеи психоанализа с восточными представлениями. Одним из них стал Фредерик Перлз, создатель гештальттерапии. Многие её понятия представляют собой переименованные и упрощённые психоаналитические понятия. Однако Перлз был далеко не во всём согласен с Фрейдом. Если основатель психоанализа предлагал искать причины в нерешённых конфликтах детства, то гештальттерапия сосредоточена на том, как человек ведёт себя сейчас, и считает вопрос «Почему он так себя ведёт?» менее важным. Перлз разделял положение дзэн буддизма о том, что саморазвитие связано с полным переживанием каждого момента жизни. Личностного роста, считал он, можно достичь, если обращать внимание на происходящеe здесь и сейчас, а не страдать о прошлом или бояться будущего. В частности, невротик не способен быть в настоящем, поскольку несёт себе незаконченные ситуации — незавершённые гештальты — из прошлого. Их фрагменты неизбежно всплывают в нынешнем поведении человека. Обратив на это внимание, гештальттерапевт предлагает клиенту  вновь проиграть прошлые ситуации из жизни, чтобы завершить их. Техники проигрывания были заимствованы гештаяльттерапией из психодраммы.  Например, приём работы с пустым стулом, когда клиента просят высказать  свои чувства человеку, которого он у представляет сидящим перед собой.  Работает гештальттерапевт и со сновидениями клиента. Вслед за Юнгом Перлз считал, что персонажи наших снов являются отражениями с составляющих личности. Если мы во сне видим монстра, значит, наша собственная злость не принимается сознанием, и чудовище есть не что иное, как загнанная в Тень часть нашей личности. Однако, в отличие от Юнга, Перлз отказался от интерпретации снов. Вместо этого он предлагал «проиграть» сновидение: записать все лица, вещи и настроения сна, а затем вообразить себя каждым из них. Например, побыть чудовищем и попытаться осознать: что оно чувствует, что говорит, чего хочет? Затем можно позволить участникам своего сновидения (а значит, частям личности) «встретиться» и «поговорить» друг с другом. По мере налаживания отношений между ними растёт целостность личности.
Гештальттерапия, соединив идеи и методики из разных источников, не создала серьёзной теории, она ориентирована прежде всего на практику.