«ВПЕЧАТЛЕНИЕ ВЫСТРЕЛА В ЦEPKBИ»

...Труд Зигмунда Фрейда, труд разрушения и созидания наново, становится понятным лишь в его сопоставлении с тогдашними взглядами — или, правильнее, с отсутствием всякого взгляда — на мир человеческих инстинктов... Благодаря неожиданным успехам науки девятнадцатое столетие подпало какому-то рассудочному головокружению. Всё, казалось, рабски покоряется власти интеллекта... Почему бы при этих условиях не взять было верх земному разуму над анархическими инстинктами в крови человека, не поставить на место разнузданные первобытные влечения?... Только не дразнить разговорами, не пичкать вопросами древнего, посаженного за железную решётку нравственности зверя, и уж он станет ручным. Только проходить побыстрее, отвратив взоры, мимо всего щекотливого...

Уже первое официальное выступление Зигмунда Фрейда... производит... впечатление выстрела в церкви... Старая, дофрейдовская психология, всецело покоившаяся на идее о первенстве мозга над кровью, требует от отдельного, от образованного и цивилизованного человека, чтобы он разумом подавлял свои инстинкты. Фрейд отвечает грубо и ясно: инстинкты вообше не дают подавлять себя, и крайне поверхностным является взгляд, что, будучи подавлены, они куда-то исчезают.... Таким образом, Фрейд рассматривает как нечто благотворное как раз то, что этика старого общества объявила коренной опасностью, а именнно  процесс осознания; и то, что это общество признавало благотворным — подавление инстинктов, — он именует опасным. Там, где старый метод практиковал прикрытие, он требует раскрытия.... И тем самым он приступает к целению не только несчётного числа отдельных лиц, но и всей морально-нездоровой эпохи, путём выявления её основного, подавленного конфликта и перенесения его из области лицемерия в область науки.... Свободнее, сознательнее и пристальнее глядится новое поколение в свою эпоху!

...Всё это изобилие культуры досталось нам недаром, но оплаченное неимоверным ограничением нашей свободы в области инстинктов... Удастся когда-либо человечеству, — спрашивает Фрейд, напряжённо всматриваясь в будущее, — побороть до конца это беспокойство, эту душевную надорванность?

...Каковы бы ни были достижения Фрейда, за пределами их остаются необъятные просторы для исследования. И после того, как он истолковал и изъяснил душе её сокровенные узы, другие вправе просветить её относительной свободы, её тяготения к Вселенной и устремления в эту Вселенную из пределов своего сушествования.

(Из очерка С.Цвейга "Зигмунд Фрейд".)

 

 

 

Материалы взяты из Энциклопедии "ЧЕЛОВЕК" Аванта 2002 год. ЗАО Детское издательство " АВАНТА+", Москва, (095) 259-7627