ТРАНСПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Фото Станислава Грофа
Для психологии вторая половина XX в. стала временем рождения множества новых направлений, в том числе и весьма необычных. Одно из них — так называемая трансперсональная (лат. 1гап$ — «сквозь», «через что-либо») психология, заявившая своей целью «сквозное» исследование психического мира человека, выход за гранииы его «внутренней вселенной».
Мысль о том, что психика не умещается в рамках личности, восходит к восточной философии и Карлу Юнгу. Случалось, на его психотерапевтическом сеансе пациент вдруг начинал рассказывать какой-нибудь древнегреческий миф, о котором, как выяснялось позднее, он в жизни не слышал. Когда Юнг обнаружил, что подобное может произойти практически с каждым, только в определённом состоянии, он пришёл к выводу о существовании глубинного слоя психики — коллективного бессознательного. Этот пласт непостижимым образом отражает опыт всех прежних поколений. Юнг убедился, что феномен психического неизмеримо сложнее, чем представлялось современными ему учёными.
У истоков трансперсональной психологии стоит чешский психотерапевт Станислав Гроф, переехавший в середине 60-х гг. в США. Именно он одним из первых начал применять в лечебных целях психоделические вещества, или психоделики, — химические соединения, которые сильнейшим образом влияют на психику. В отличие от наркотиков психоделики не вызывают физиологического привыкания. Через какое-то время после приёма они выводятся из тела, как обычные лекарства, хотя и могут привести к побочным эффектам, порой тяжёлым.
На протяжении нескольких сеансов Гроф предлагал пациентам микродозы ЛСД — производного лизергиновой кислоты. Под её действием человек входил в изменённое состояние сознания, а вернувшись, вместе с терапевтом разбирал содержание психоделического «бреда». Он оказывался ярче, глубже, насыщеннее событиями и образами, чем любой самый интересный сон. Этот метод давал более быстрый эффект, чем анализ снов пациента.
Гроф провёл ЛСД-терапию с тысячами людей. Результаты были впечатляющими. С каждым сеансом пациент продвигался в такие глубины собственной психики, о которых мало кто подозревал.
Погружённый в психоделический транс сначала проходил область детских переживаний и конфликтов (о ней было известно ешё Зигмунду Фрейду). Затем он испытывал чувства, связанные с пребыванием в материнской утробе и с муками рождения, что явилось совершенно новым для психотерапевтов. И это оказались лишь первые шаги на пути «внутрь себя». Дальше человек попадал в сферу «воспоминаний» о том, чего с ним вообше не случалось в жизни. Иногда в его воображении даже разворачивались древние мифологические сюжеты или он сам делался участником каких-то легендарных эпизодов. Продолжение ЛСД-терапии приводило к тому, что у пациента возникали совсем уж необычные состояния: он чувствовал себя животным, растением, минералом, самой Землёй-матушкой и даже частью Вселенной... Потом — что он видит её как бы со стороны... И наконец, появлялось ощущение слияния с самим Творцом!
Такого предела достигали, конечно, не все пациенты Грофа, ведь цель его курса состояла в том, чтобы найти скрытый конфликт, причину страданий человека. ЛСД-терапия показала, что у многих людей причины их внутренних проблем и душевных расстройств кроются в столь бездонных психических «пропастях», которые не могли себе представить даже сами психологи. Так можем ли мы считать, что мир психического принадлежит только конкретной личности? А что, если душа — часть Вселенной и каждый из нас соприкасается с ней? Эти вопросы пока ждут своего ответа.
В конце 60-х гг. разные государства, в том числе и США, запретили применение ЛСД даже в медицинских целях. Препарат, как и многие другие психоделики, из лабораторий попал в молодёжную среду, и началось массовое увлечение «путешествиями в себя». Между тем подобная забава далеко не безобидна, если проходит без руководства опытного врача. Психический мир человека необъятен, можно навсегда в нём заблудиться или вернуться из глубин психической реальности опустошённым, переставшим понимать, что происходит.
К моменту запрета на психоделики Гроф и приверженцы его методики нашли иные пути к области бессознательного. Ничего нового изобретать не пришлось. Методы погружения в себя уже много тысячелетий известны в Индии, Китае, Тибете (см. дополнительный очерк «Медитация»). С некоторыми приёмами европейцы познакомились ешё в XIX в., путешествуя по Востоку. В последние десятилетия XX столетия их стали серьёзно изучать и пришли к выводу, что восточная культура гораздо лучше западной владеет искусством проникновения в глубины психики. Современная трансперсональная психология взяла на вооружение восточные техники медитации (самоуглубления) и разработала на их основе новые: в них используются определённые способы дыхания, освещения, музыкального сопровождения и др. В результате несколько медленнее, но безопаснее, чем при использовании психоделических средств, пациенты начинают «странствие» в глубь самих себя и с помощью психотерапевта отыскивают причины своих внутренних конфликтов. А это шаг к избавлению от страданий.
Отношение научного психологического сообщества к трансперсональной психологии неоднозначно — слишком необычны её идеи и методы. Однако главное её открытие отрицать нельзя: наша связь с миром намного сложнее, чем это можно представить. Как именно она устроена, людям ешё только предстоит узнать.

 



 

 

Материалы взяты из Энциклопедии "ЧЕЛОВЕК" Аванта 2002 год. ЗАО Детское издательство " АВАНТА+", Москва, (095) 259-7627