ПСИХОЛОГИЯ В РОССИИ

Фото психологов в России

 

 

 

 

 

 

 

 

В России одним из первых с программой развития психологии как самостоятельной науки выступил Иван Михайлович Сеченов (1829—1905). В трудах «Рефлексы головного мозга», «Кому и как разрабатывать психологию», «Элементы мысли» Сеченов изложил своё понимание феномена психики и задач психологии. Он полагал, что исходная причина всякого поведения — внешнее возбуждение. Схема психической деятельности сходна со схемой рефлекса: воздействие извне воспринимается, передаётся в центральную нервную систему и вызывает ответную реакцию — движение, поступок, речь. По сути, учёный разделял близкие бихевиоризму положения. Но при этом он неоднократно указывал, что в душевной жизни есть явления, доступные только интроспекции. Его работы оказали огромное влияние на становление В. М. Бехтерева, Л. А. Ухтомского, И. П. Павлова, Н. Н. Ланге и других российских исследователей.
В 1885 г. при Казанском университете открылась первая в России экспериментальная психофизиологическая лаборатория. Она была создана выдающимся невропатологом и психиатром Владимиром Михайловичем Бехтеревым (1857—1927). В 1907 г. учёный организовал в Петербурге Психоневрологический институт. Психику Бехтерев понимал как рефлекторную деятельность мозга, а поведение, даже коллективное, объяснял действием рефлексов. Направление, которое он развивал, получило название рефлексологии. Позже она подверглась критике за биологизаиию, механистический подход к человеку, игнорирование социальных корней сознания и перестала существовать, сыграв, однако, важную роль в отечественной науке.
Первый Психологический институт в России построили в 1912 г. на деньги купца С. И. Щукина. Его сын учился в Московском университете и был в восторге от семинаров профессора Георгия Ивановича Челпанова (1862—1936), который тяготел к воззрениям Вундта и одно время даже работал в его лаборатории в Лейпциге. В институте, открывшемся в Москве, собрали всё новейшее оборудование того времени, он стал в числе лучших в Европе.
Иван Петрович Павлов (1849—1936) не создал своей психологической теории, но влияние, которое он оказал на мировую и отечественную психологию, огромно. Павлов считал, что фундамент психологии должно составлять учение о физиологии мозга. При этом, в отличие от бихевиористов, не отказывался от анализа сознания и не сводил его к сумме нервных механизмов. Учение Павлова об условных рефлексах стало определяющим в развитии естественнонаучной психологии. Однако в советский период его начали насильственно насаждать в психологии, медицине, педагогике. Все иные физиологические школы сурово осуждались и подвергались гонениям. В 1950 г. по указанию И. В. Сталина была проведена объединённая сессия Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР. На ней физиологическое учение Павлова признали единственно верным, на его основе следовало перестроить всю психологическую науку. «Павловская» сессия исказила становление и психологии, и физиологии, исключив другие подходы к изучению психики, а также сыграла негативную роль по отношению к самому учению Павлова, которое долгие годы не могло восприниматься как чисто научное направление.
В истории российской психологии это лишь один из эпизодов подавления различных направлений и течений. Так, ещё в середине 30-х гг. были закрыты лаборатории, институты и центры, занимавшиеся проблемами научной организации труда. В 1923 г. в стране насчитывалось 13 институтов такого профиля. В них исследовался широчайший круг проблем: профессиональный отбор и консультирование, утомление и повышение работоспособности человека, борьба с промышленным травматизмом и аварийностью с точки зрения человеческого фактора. Изучалась психология формирования профессиональных навыков, вырабатывались психологические критерии, которые следует учитывать при создании новых машин, и др. Уровень отечественной психотехники был весьма высок, что признавалось во всём мире. Однако, в начале 30-х гг. это направление сочли буржуазным. Уже через несколько лет все психотехнические лаборатории оказались разгромлены, а лидер направления И. Н. Шпильрейн арестован и в 1937 г. погиб.
Печальная участь постигла в СССР и педологию — науку о развитии ребёнка, соединяющую психологический, биологический, социальный и педагогический аспекты. Интенсивные исследования школьников начались ещё в 20-х гг. В 1928 г. вышло официальное постановление «О проведении массовой практической работы по всестороннему изучению детства». По всей стране создавались педологические лаборатории. Психологи составляли тесты, с помощью которых детей распределяли в разные по сложности обучения школы, в том числе специализированные. Но вскоре это вызвало недовольство учителей, а главное, вошло в противоречие с государственной идеологией равенства советских людей. Постановление партии и правительства «О педологических извращениях в системе “Наркомпроса” от 4 июля 1936 г. признало педологию лженаукой, упразднило все педологические учреждения и запретило практическую деятельность. Из библиотек и научного пользования были изъяты монографии ведущих отечественных психологов, их лишили возможности профессиональной работы. В итоге остановилось развитие целых научных направлений: психодиагностики, психокоррекции, психогенетики, теорий психического развития.
Мировая наука, процесс становления которой проходил без идеологических катастроф, постепенно сумела преодолеть ошибки и заблуждения педологии. Она преобразовалась в сеть школ и течений в психологии и биологии развития, генетику поведения и психодиагностику. В СССР последствия насильственного вмешательства в науку оказались плачевными: вплоть до 60-х гг. XX в. психология не могла развиваться полноценно.
Насаждение марксистской психологии было неизбежным следствием Октябрьского переворота и коммунистической власти. Но марксизм пришёл в науку не только насильственным путём. Его философия и гуманистические идеи — зашита рядового труженика, отношение к человеку как к активному участнику исторических событий и творцу своей судьбы — привлекли выдающихся психологов: Л. С. Выготского, П. П. Блонского, К. Н. Корнилова и др. Эти идеи оказали влияние и на их зарубежных коллег, например А. Адлера, Э. Фромма.
Одна из наиболее авторитетных теорий, возникших в России, — культурно-историческая теория психического развития Льва Семёновича Выготского (см. дополнительный очерк «Лев Семёнович Выготский»). Корни сознания он искал в истории развития общества. В отличие от животных человек начал видоизменять природу и в ходе этого процесса овладевал собственной психикой. Коллективная жизнь и изготовление орудий труда требовали от людей всё более сложной психической организации. Так, для успешной коллективной охоты каждый участник должен был иметь образ обшей цели и представление о своей задаче и действовать в соответствии с ними.
С усложнением человеческого сообщества и решаемых им задач люди использовали для построения собственного поведения всё более мошные и отвлечённые орудия и средства. Они наносили зарубки на деревья, рисовали планы местности, намечали маршруты движения, возводили жилиша исходя из мысленного «проекта». Развивалась система знаков для управления своей деятельностью. Наиболее универсальным средством явилось слово. Жесты, крики, мимика — хорошие средства коммуникации, но лишь в непосредственном общении, в конкретной ситуации. Слово же обозначило обобщённые объекты и действия. Словами можно описать отсутствующий в данный момент объект, ещё не наступившее событие. Мы обращаемся к слову, не только взаимодействуя с другими людьми, но и организуя соб¬ственные психические процессы.
Как считал Выготский, каждый из нас в известном смысле повторяет процесс эволюции. В раннем возрасте мы наделены лишь низшими психическими функциями, которые развиты и у животных (восприятие, запоминание, мышление, эмоциональное выражение). Затем происходит овладение речью, после чего восприятие, память, мышление становятся осознанными, подчинёнными воле человека, его целям. Выготского нередко подвергали критике за чрезмерное увлечение социальными факторами. Однако его подход вызвал большой интерес и вошёл в фундаментальный багаж мировой психологии.
Учеником и последователем Выготского был Алексей Николаевич Леонтьев (1903—1979). Он полагал, что психическое возникает из практической деятельности людей и строение психики подобно строению практической деятельности. Поэтому именно её надо изучать, чтобы понять психику. Теория деятельности оказала большое влияние на отечественную психологию, хотя не все специалисты согласны с тем, что существует подобие внутренней, психической, деятельности внешней, практической.
Одна из книг Леонтьева — «Проблемы развития психики» — посвящена различию допсихического и психического уровней в эволюции организмов. На допсихическом уровне организм реагирует лишь на биологически значимые воздействия; с появлением психики он уже способен отвечать на воздействия, сами по себе не несущие биологического значения, но как-то связанные с биологически значимым обстоятельством. Леонтьев провёл такой эксперимент. В сосуд с водой поместили инфузории. Часть сосуда освещали, сочетая это с отрицательным воздействием: повышали температуру воды или пропускали через неё ток. Простейшие, прежде безразличные к освещению, перемешались в тёмную зону сосуда. Тем самым устанавливалась зависимость между биотическими — значимыми — условиями (состояние воды) и абиотическими (свет). Это пример элементарной сенсорной (связанной с ощущениями) психики. Следующий уровень — перцептивная психика, способная целостно отражать объекты и события. В частности, хищник может поджидать дичь около её гнезда, т. е. он связывает в сознании желанную добычу и место её вероятного появления. Третья стадия — формирование интеллекта. Он позволяет решать задачу в уме, например, догадаться, что достать пищу из узкого отверстия удастся с помощью тонкой палочки. В ходе эволюции усложнение психической организации происходит вместе с усложнением поведения животных.
Принцип единства сознания и деятельности был сформулирован, независимо от Леонтьева, основателем другой психологической школы Сергеем Леонидовичем Рубинштейном (1889—1960). Учёный полагал, что человек активно взаимодействует с миром и, творя его, творит самого себя. Личный и общественный опыт неразрывны.
Если для Выготского главным моментом психического развития было овладение средством-знаком (речью), то Рубинштейн важнейшим фактором считал деятельность. Только она позволяет овладеть речью. Понимание деятельности Рубинштейном существенно отличается от понимания причин поведения человека в бихевиоризме и в теории деятельности Леонтьева. Внешняя среда и её составляющие не вызывают действия; человек сам выбирает объект, событие, с которыми взаимодействует. Рубинштейн выделил понятие поведения, вкладывая в него иное, чем у бихевиористов, содержание. Деятельность становится поведением, если приобретает личностнообшественный смысл. Человек совершает поступок, когда выступает как личность и руководствуется нравственными нормами. Поэтому единицей анализа деятельности является действие, а поведения — поступок. Идеи Рубинштейна нашли продолжение при дальнейшем изучении сознания, особенностей личностного развития, закономерностей человеческого мышления.
Психология в России оказалась среди наук, наиболее сильно пострадавших от идеологического давления. В начале XXI столетия перед ней стоит непростая задача преодолеть своё отставание от мировой науки, сохранив при этом все ценные и глубокие идеи отечественных учёных.
 



 

 

Материалы взяты из Энциклопедии "ЧЕЛОВЕК" Аванта 2002 год. ЗАО Детское издательство " АВАНТА+", Москва, (095) 259-7627