ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЧАСТЬ 1

 



Определение - утверждение, которое определяет природу единиц, включенных в понятие. Часто говорят, что определения составляют значения слов. Это правда, но не точно. Слово - просто визуально-слуховой символ, используемый для представления понятия; слово не означает больше чем понятие, которое его символизирует, и смысл понятия состоит из единиц. Это не слова, но понятия, которые человек определяет, ссылаясь на них.
Целью определения является отделение понятия от всех остальных понятий и, таким образом, сохранение его единиц отделенными от всех остальных сущностей.
Так как определение понятия есть формулирование в терминах других понятий, это заставляет человека не только определять и сохранять понятие, но еще устанавливать отношения, иерархию, интеграцию всех его понятий и, таким образом, интеграцию его знания. Определения сохраняют не хронологический порядок, в котором данный человек мог изучать понятия, но логический порядок их иерархической взаимозависимости.
С определенными значительными исключениями каждое понятие может быть определено и передано в терминах других понятий. Исключения составляют понятия, относящиеся к ощущениям и метафизическим аксиомам.

Ощущения есть первичный материал сознания и, следовательно, не могут быть переданы с помощью материала, производного от них. Экзистенциальные причины ощущений могут быть описаны и определены в понятийных терминах (например, длина световой волны и структура человеческого глаза, который производит ощущения цвета), но никто не может передать, чему подобен цвет, слепому человеку. Чтобы определить, например, значение понятия «голубой», нужно указать на некоторый голубой объект, чтобы, по сути, обозначить: «Я подразумеваю это». Такая идентификация понятия известна как «показанное определение».
Показанные определения обычно рассматриваются как применимые только к понятийным ощущениям. Но они также хорошо применимы и к аксиомам. Поскольку аксиоматические понятия являются определениями неприводимых первооснов, существует только один способ определить их - с помощью показанных определений; например, чтобы определить «существование», нужно было бы обвить себя руками и сказать: «Я имею в виду элю». (Позже мы обсудим аксиомы.)
Правила корректных определений проистекают из процесса образования понятия. Единицы понятия были отделены - с помощью отличительных характеристик - от других сущностей, обладающих соизмеримой характеристикой, «концептуальным общим знаменателем». Определение следует тому же принципу: оно определяет отличительные характеристики единиц и указывает категорию сущностей, из которых они были дифференцированы.

Отличительная характеристика(и) единиц становится отличительным свойством понятийного определения; сущности, обладающие «концептуальным общим знаменателем», становятся родом. Таким образом, определение соответствует двум существенным функциям сознания: дифференциации и интеграции. Отличительное свойство изолирует единицы понятий от всех остальных сущностей: род определяет их связь с широкой группой сущностей.
Например, в определении стола («предмет мебели, состоящий из плоской, ровной поверхности и опор, предназначенных для поддержки других, более мелких объектов») заданая форма есть отличительное свойство, которое отличает столы от других объектов, принадлежащих тому же роду: мебели. В определили человека («разумное животное») «разумное» есть отличительное свойство, «животное» - род.
Так же, как понятие становится единицей, когда интегрируется с другими, более широкими понятиями, так и род становится единым целым, видом, когда интегрируется с другими родами в более широкую категорию вида. Например, «стол» есть вид рода «мебель», который есть вид рода «домашнее хозяйство», который есть вид «рукотворных объектов». «Человек» есть вид рода «животное», который есть вид рода «организм», который есть вид рода «существующий».
Определение не является описанием; оно подразумевает, но не упоминает все характеристики понятийных единиц. Если бы определение указывало все характеристики, это дискредитировало бы его собственную цель: оно обеспечивало бы неизбирательный, недифференцированный и, в сущности, допонятийный конгломерат характеристик, которые не служили бы ни отличию единицы от всех других сущностей, ни отличию понятия от всех других понятий. Понятие должно определять природу единиц, то есть существенные характеристики, без которых единицы не были бы видами сущностей, каковыми они являются. Но важно помнить, что определение подразумевает все характеристики единиц, так как оно определяет их существенные, а не исчерпывающие характеристики; так как это обозначает сущности, а не их изолированные аспекты; и так как это есть сгущение, конденсация их, а не замена на расширяющее знание включенных сущностей.
Это ведет к решающему вопросу: поскольку группа сущностей может обладать более чем одной характеристикой, отличающей их от других сущностей, как можно определить существенную характеристику и поэтому надлежащую определительную характеристику понятия?
Ответ дает процесс формирования понятия.
Понятия не могут быть сформированы в вакууме; они образовываются в контексте; процесс концептуализации состоит в наблюдении различий и подобий сущностей в поле одного осознания (и, соответственно, организации их в понятия). От понимания ребенком простейших понятий интегрированной группы чувственно данных конкретностей - к научному осознанию наиболее сложных абстракций, интегрированных длинными понятийными цепочками, - вся концептуализиция есть контекстуальный процесс; контекст - все поле человеческого осознания или знания любого уровня познания.
Это не означает, что концептуализация является субъективным процессом или что содержание понятий зависит от индивидуального субъективного (то есть произвольного) выбора. Единственный вопрос, обращенный к индивидуальному выбору, таков: как много знания он будет стремиться приобрести и, следовательно, каких концептуальных сложностей он будет в состоянии достичь. Но до тех пор и в той мере, пока его ум имеет дело с понятиями (в отличие от запоминания звуков и плавающих абстракций), содержание его понятий определяется и диктуется познавательным содержанием его разума, то есть его осознанием фактов действительности. Если его осознание не является противоречивым, тогда, даже если объем его знания будет скромным и содержание его понятий примитивным, это не будет противоречить содержанию подобных понятий в сознании наиболее продвинутых ученых.
То же самое относится и к определениям. Все определения контекстуальны, и примитивное определение не противоречит продвинутому: последнее просто расширяет предыдущее.